четверг, 10 октября 2013 г.

Новости литературы (30.09 - 06.10)

Что нового
В блоге «Записки читателя»:
 
«Число 3 как феномен русской литературы»: «Троицу любит не только Бог – ее просто обожают писатели. За всю мировую литературу не скажу, но европейские-то точно к ней неравнодушны. Вот, на вскидку: «Три мушкетера» Дюма, «Три Дюма» Моруа, «Три товарища» Ремарка, «Три солдата» Киплинга, уж не говоря про «Трех поросят».
 
Не отстает от просвещенной Европы и русская литература – есть у нас и «Три толстяка», и «Три цвета времени». Но триада самая любимая в отечественной словесности, это, без сомнения, три сестры…»
Читать полностью: http://novostiliteratury.ru/2013/10/poslednie-publikacii/chislo-3-kak-fenomen-russkoj-literatury/
 
Читайте больше интересных мнений и историй: http://novostiliteratury.ru/category/blog-proekta/
 
***
«Книжная премия Рунета 2013»: не только книги, но и блоги

Компания Ozon.ru, учредитель «Книжной премии Рунета 2013», объявила старт голосования за лучшего книжного блоггера России. В этой номинации лауреат будет определен впервые; в Ozon.ru полагают, что данное направление сегодня является актуальным для российской литературы, ведь подобные страницы в социальных сетях ежедневно посещают десятки тысяч пользователей.
http://novostiliteratury.ru/2013/10/konkursy/knizhnaya-premiya-runeta-2013-ne-tolko-knigi-no-i-blogi/
Опубликован шорт-лист «Русского Букера»
Имена финалистов 2013 года назвало жюри литературной премии «Русский Букер». «Новости литературы» отмечают, что в этом году жюри самой авторитетной литературной премии в России возглавил Андрей Дмитриев, получивший «Русский Букер» в прошлом году за роман «Крестьянин и тинейджер». В состав жюри также вошли Евгений Маргулис, российский рок-музыкант, Владимир Кантор, писатель и доктор философских наук, Сергей Беляков, заместитель главного редактора журнала «Урал»,  Елена Погорелая, поэт и критик. 
http://novostiliteratury.ru/2013/10/konkursy/opublikovan-short-list-russkogo-bukera/
Виктор Ерофеев стал кавалером Ордена Почетного легиона
Франсуа Орланд, президент Франции, принял решение о награждении российского писателя главной наградой страны. Жан де Глиниасти, посол Франции в России, 3 октября вручил Ерофееву отличительный знак Ордена Почетного легиона в своей московской резиденции.
http://novostiliteratury.ru/2013/10/novosti/viktor-erofeev-stal-kavalerom-ordena-pochetnogo-legiona/
Шекспировский театр «Глобус» покажет «Гамлета» в Киеве
В рамках празднования 450-летия со дня рождения великого британского драматурга в 2014 году театр Шекспира «Глобус» с гастролями посетит Украину. Как заявил директор Британского совета Мартин Дауэлл на прошедшей в Киеве пресс-конференции, турне по 205 странам мира стартует 23 апреля 2014 года; он отметил, что на Украине театр выступит 24 мая.
http://novostiliteratury.ru/2013/10/novosti/shekspirovskij-teatr-globus-pokazhet-gamleta-v-kieve/
The Guardian готовит к печати книгу об Эдварде Сноудене
О скандально известном бывшем сотруднике АНБ и ЦРУ Эдварде Сноудене, рассекретившем программу слежения за пользователями Интернет, The Guardian создаст книгу. Её издание ранее не анонсировалось, однако известно, что автором станет Люк Хардинг, писатель и журналист, а выпуском займется издательство Guardian Books. 
http://novostiliteratury.ru/2013/10/novosti/the-guardian-gotovit-k-pechati-knigu-ob-edvarde-snoudene/
Когда правда возмутительна: жители поселка Калужское избили писательницу за книгу о пьянстве
В поселке Калужское Калининградской области бушуют нешуточные страсти: писательницу Светлану Викарий односельчане избили за книгу «Вот моя деревня», в героях которой они узнали себя.
http://novostiliteratury.ru/2013/10/novosti/kogda-pravda-vozmutitelna-zhiteli-rossijskoj-derevni-izbili-pisatelnicu-za-knigu-o-sobstvennom-pyanstve/
В Санкт-Петербурге создадут музей Даниила Хармса
Более тысячи экспонатов, связанных и жизнью и творчеством Даниила Хармса, было собрано энтузиастами в Санкт-Петербурге. Поклонники творчества «короля абсурда», сотрудники издательства "Вита Нова", намерены на общественных началах создать в Северной столице музей, посвященный поэту и писателю, однако пока для выставки, которая откроется 7 октября в 17:00, найдено лишь временное помещение в музее Достоевского.
http://novostiliteratury.ru/2013/10/novosti/v-sankt-peterburge-sozdadut-muzej-daniila-xarmsa/
Эти и другие новости можно прочитать в разделе http://novostiliteratury.ru/category/novosti/
 
                                               Обзор книжных новинок и рецензии
Артем Каменистый. "Адмирал южных морей"
В древности существовали три морские профессии: рыболовство, торговля и пиратство. Доброволец номер девять случайно оказывается в мире, куда его неудачно забросили.  Он не знает, что ему предпринять. Один путь – это отправиться к Железному Мысу, где войска южан могут получать самые лучшие в мире оружие и амуницию. Уже сто лет никто не рисковал там очутиться.
http://novostiliteratury.ru/2013/10/anonsy-knig/artem-kamenistyj-admiral-yuzhnyx-morej/
Вячеслав Бондаренко. «Герои Первой мировой» (серия «ЖЗЛ»)
«Герои Первой мировой» - издание, в котором история войны 1914-18 гг. изложена через судьбы людей, определивших ход её событий. В издательстве «Молодая гвардия» отмечают, что выпуск книги приурочен к 100-летней годовщине со дня начала войны, которая будет отмечаться 28 июля 1914 года.
http://novostiliteratury.ru/2013/10/anonsy-knig/kniga-o-geroyax-pervoj-mirovoj-vojny-vyshla-v-serii-zhzl/
Филипп Зимбардо. "Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев"
Книга Филиппа Зимбардо представляет интерес для историков, политологов и юристов. Она также рассчитана на тех, кто задумывается над судьбой человечества, которое все больше скатывается в бездну насилия и зла. В книге приводится анализ форм жестокости и насилия, указываются причины их возникновения и развития, ведь вполне возможно превращение любого человека в злодея. Здесь содержатся выводы о том, что и как может подавлять волю и сопротивление человека.
http://novostiliteratury.ru/2013/10/anonsy-knig/filipp-zimbardo-effekt-lyucifera-pochemu-xoroshie-lyudi-prevrashhayutsya-v-zlodeev/
 
ЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ АНОНСОВ НОВЫХ КНИГ НА САЙТЕ: 
http://novostiliteratury.ru/category/anonsy-knig/ 
СЛЕДИТЕ ЗА ОБНОВЛЕНИЯМИ РАЗДЕЛА С ОТРЫВКАМИ ИЗ НОВЫХ КНИГ:
http://novostiliteratury.ru/category/excerpts/
 

Что читать детям?

По книге Пола Маккартни создадут мультфильм
Сменить привычную гитару на перо сэр Пол Маккартни решил в 2005 году, представив детскую книгу «Высоко в облаках». История, рассказанная бывшим «битлом» совместно с британским детским писателем Филипом Арда, повествует о храбром бельчонке Вилли, который отправляется в путешествие, чтобы найти священную страну для всех обитателей леса – их дом уничтожили люди.
http://novostiliteratury.ru/2013/10/novosti/po-knige-pola-makkartni-sozdadut-multfilm/
Джим Керри стал детским писателем
Известный голливудский комик, который сейчас работает над сиквелом культовой ленты «Тупой и ещё тупее», решил параллельно попробовать себя в литературе. Результат – детская книга «Как вертится Роланд», иллюстрации к которой создал художник Роб Нейсон.

http://novostiliteratury.ru/2013/10/anonsy-knig/dzhim-kerri-stal-detskim-pisatelem/

«РусГидро» подарила школьникам книгу о воде
ОАО «РусГидро» представила книгу «Вода – необычное в привычном», ориентированную на детей среднего и старшего школьного возраста. Первые 100 экземпляров издания были торжественно вручены воспитанникам детских домов Кировской и Нижегородской области.
http://novostiliteratury.ru/2013/10/novosti/rusgidro-podarila-shkolnikam-knigu-o-vode/

Эти и другие материалы из серии «Лучшие детские книги» читайте на сайте:

http://novostiliteratury.ru/category/knigi-dlya-detej/
 
Литературный календарь
«Общая деградация нас как нации сказалась на языке прежде всего» - 30 сентября умер Дмитрий Лихачев 
В этот день, 30 сентября 1999 года, не стало человека, чье имя долгие годы являлось синонимом интеллигентности и высочайшего уровня русской культуры. Выдающийся филолог, искусствовед, сценарист, академик РАН (до 1991 — АН СССР), общественный деятель – за свою жизнь Дмитрий Сергеевич Лихачев успел сделать необыкновенно много для русской литературы и культуры в целом.
http://novostiliteratury.ru/2013/09/literaturnyj-kalendar/obshhaya-degradaciya-nas-kak-nacii-skazalas-na-yazyke-prezhde-vsego-30-sentyabrya-umer-dmitrij-lixachev/
"Невесёлого счастья залог — сумасшедшее сердце поэта..." - 3 октября 1895 года родился Сергей Есенин
Биография поэта коротка - без сомнения, в ней было много ярких событий, но гибель Есенина в возрасте 30 лет оборвала их череду. История жизни Сергея Есенина начинается в селе Константиново Рязанской губернии, где будущий поэт родился 21 сентября (по новому стилю 3 октября) 1895 г. в крестьянской семье.
http://novostiliteratury.ru/2013/10/literaturnyj-kalendar/nevesyologo-schastya-zalog-sumasshedshee-serdce-poeta-3-oktyabrya-1895-goda-rodilsya-sergej-esenin/
"Люди охотнее верят в дьявола, чем в Бога и в добро. Не знаю, почему… Может быть, разгадка проста: творить зло гораздо легче..." - 4 октября 1941 года родилась Энн Райс, автор "Интервью с вампиром"
Энн Райс, известная в США писательница, сценарист, продюсер, актриса, родилась в семье Говарда и Кэтрин О’Брайен. Она была названа Говард в честь отца (мать считала, что это поможет дочери добиться успеха), но сменить имя на Энн решила в 1947 году.
http://novostiliteratury.ru/2013/10/literaturnyj-kalendar/4-oktyabrya-1941-goda-rodilas-enn-rajs-avtor-intervyu-s-vampirom/
Умер писатель Том Клэнси
Известный американский автор политических триллеров скончался 1 октября 2013 года в Балтиморе. Тому Клэнси было 66 лет. Последняя книга Тома Клэнси, «Командная инстанция», увидит свет после смерти писателя – выход книги запланирован на декабрь 2013 года. Такой вот прощальный подарок оставил автор читателям…
http://novostiliteratury.ru/2013/10/literaturnyj-kalendar/umer-pisatel-tom-klensi/
 
                                  
                                                          Электронные книги
 
В 2015 году все учебники будут иметь электронные копии
 
На территории России действует Закон об образовании, требующий наличия электронной версии для всех учебников, которые будут использоваться с 1 января 2015 года в общеобразовательных школах. Отметим, что электронная версия – это не просто оцифрованная копия книги, а специально подготовленный документ, загружаемый в специальную программу, или отдельная интерактивная программа.
 
http://novostiliteratury.ru/2013/10/novosti/v-2015-godu-vse-uchebniki-budut-imet-elektronnye-kopii/
            * * *
И еще многое другое о мире литературы на нашем портале. Следите за обновлениями на http://novostiliteratury.ru/ !
 
Бонус подписчику!
10 книг, с которыми так уютно осенью
В сегодняшней подборке от сайта «Новости литературы» - книги, у которых осень не просто в названии. Она пронзительными нитями вплетена в сюжет, она проходит через судьбы героев, она создает атмосферу светлой грусти по ушедшему лету. Полагаем, что эти книги стоит читать и перечитывать именно осенью, ведь, согласитесь, с ними так уютно!
1.     Рэй Брэдбери «Канун всех святых»
В Канун всех святых, самый мистический день в году, для девяти верных друзей начинается сказка, которая состоит из череды непростых, но захватывающих испытаний. Побывать в Древнем Египте, принять участие в строительстве собора Нотр-Дам, увидеть мистический ритуал друидов, понять, откуда пошел Хеллоуин и какое значение он имеет – всё это, конечно же, безумно интересно, но так ли радостно, как кажется?.. Не раскрывая сюжета, скажем лишь, что путешествовать ребятам придется в компании самой Смерти, чтобы вырвать из её лап жизнь лучшего друга.
2.     Джоанн Харрис «Ежевичное вино»
Джоанн Харрис пишет удивительные сказки для взрослых. Конечно же, самым успешным её произведением считается «Шоколад», по которому снят одноименный фильм, но сегодня мы хотим рассказать о другой книге писательницы. «Ежевичное вино» - напиток, который, без сомнения, помогает расслабиться, «развязывает язык» и обнаруживает воспоминания из далекого детства. Конечно, финал истории можно назвать предсказуемым, но, согласитесь, сделать выбор в пользу духовных ценностей и отказаться от честолюбивых устремлений – поступок логичный для положительного героя. Книга написана очень живым, выразительным языком, который удалось передать переводчикам «Ежевичного вина» на русский.
3.     Дмитрий Липскеров «Осени не будет никогда»
В этой книге Дмитрия Липскерова время, судьбы и события переплетаются столь необычно и загадочно, что оторваться от чтения «Осени не будет никогда» нельзя и на минуту – до последней страницы градус напряжения лишь растет. Роман вызывает противоречивые чувства – отвращение и сопереживание, нежность и брезгливость, страх и светлую грусть… Даже эротические сцены здесь описаны как-то особенно просто и нешаблонно, а звуки показаны так, что невольно слышишь их, читая книгу.
4.     Кеннет Грэм «Ветер в ивах»
Книга из детства – о настоящей дружбе, о поддержке и взаимовыручке. Читая «Ветер в ивах», создается впечатление, что держишь в руках кусочек чистого волшебства – настолько тонко описаны герои, настолько они многомерны и разноплановы, настолько иначе произведение для детей воспринимается в новом возрасте. Дополнят впечатление о книге замечательные цветные иллюстрации Роберта Ингпена – этот вариант издания считается лучшим.
5.     Роджер Желязны «Ночь в тоскливом октябре»
Последний роман великого фантаста посвящен Эдгару По, Рею Брэдбери, Мери Шелли, Брему Стокеру, Говарду Лавкрафту, Артуру Конан Дойлю и другим выдающимся писателям, а также создателям первых фантастических фильмов. Книга состоит из 32 глав – по одной истории о каждой октябрьской ночи и предваряющего их введения. В роли рассказчика – сторожевой пёс Нюх, который на Хэллоуин вместе с хозяином принимает участие в Большой Игре, проходящей на этот раз в Лондоне. Магические ритуалы, загадочные персонажи и неожиданные параллели – «Ночь в тоскливом октябре», пожалуй, смело можно назвать лучшим мистическим романом Желязны.
6.     Йенс Кристиан Грендаль «Молчание в октябре»
Эта книга от самого популярного писателя Дании – о сложных человеческих взаимоотношениях, описания которых изысканны, философичны и превосходно детализированы. История, рассказанная автором в романе «Молчание в октябре», объединяет очень непохожих друг на друга персонажей, а интрига превращает связь между ними в странную игру. Повествование – честный, неспешный и вдумчивый монолог от лица главного героя.
7.     Рейчел Кляйн «Дневник мотылька»
Шедевр неоготики, в 2012 году переведенный издательством «Азбука-Аттикус» на русский язык, рассказывает о подростках, в жизни которых всё отнюдь не так гладко и просто, как думают родители. Наркотики, опасные знакомства, страхи и слухи – вот она, правда о шестнадцатилетних девочках, перед которыми открылось окно во взрослую жизнь. В каком мире они живут, что здесь наваждение, что паранормально, а что происходит на самом деле? Почему там, где должна быть весна, лишь холодная мертвая осень?
«Новости литературы» отмечают, что в 2011 году роман был экранизирован режиссером Мэри Хэррон.
8.     Френсис Скотт Фицджеральд «Прекрасные и обреченные»
Поколение обреченных – люди, не задумывающиеся о смысле жизни и не ставящие перед собой целей. Они иронизируют над собой и над окружающей действительностью – только это и остается отпрыскам когда-то богатых и уважаемых американских семей. Трудолюбие, целеустремленность, желание идти вперед – всё это не о них; герои отчаянно хотят любить и быть любимыми, но им банально лень, поэтому искрящееся чувство заменяют равнодушные, ни к чему не приводящие отношения. Узнаем ли мы себя в «Прекрасных и обреченных»? Возможно, вполне возможно…
9.     Дина Рубина «Когда же пойдет снег?»
Авторский сборник включает одиннадцать повестей и рассказов. Произведения написаны исключительно эмоционально и не поддаются законам логики, созданы для сердца, а не для рассудка, который, конечно же, всегда найдет ошибки и укажет на несоответствия. Добрая и мудрая проза – что может быть лучше промозглой слякотной осенью?
10.  Клиффорд Саймак «Заповедник гоблинов»
Роман вырос на грани научной фантастики и фэнтези, поэтому приверженцы обоих направлений не обходят его вниманием. Выдумка от первого до последнего слова, но насколько изящная и реалистичная: взять хотя бы главного героя, Питера Максвелла, работающего на факультете сверхъестественных явлений в Университете Висконсина. Вместе с тем «Заповедник гоблинов» - книга о дружбе, взаимопонимании и толерантности, о поиске общего языка не только с фантастическими существами, но и с самим собой. Резкая ирония и тонкий авторский юмор дополняют и без того увлекательное повествование.
Литература в Сети. Лучшее за неделю
Швейцарское письмо/Русское прочтение
Литературный проект «Сноб» и фонда Pro Helvetia
Подобно хитрому швейцарскому ножу, вмещающему с дюжину лезвий, инструментов и приспособлений, современная швейцарская литература раскрывается причудливым многоязычием. Почти вавилонским. Здесь звучат голоса на немецком, французском, итальянском, ретороманском. И едва ли они сливаются в стройный хор.
Как выясняется, авторы, пишущие, например, на французском, не имеют часто никакого представления о работах немецкоязычных коллег-соотечественников, «итальянцы» варятся в своем соку, носители романшского наречия — в своем. При этом практически все они ориентируются не только на читателя внутри Конфедерации, но имеют в виду одноязыкую с ними аудиторию в Германии, Австрии, Франции, Бельгии, Италии. И это поднимает швейцарскую прозу с уровня локального явления на чуть ли не общеевропейский. Хотя бы по набору актуальных тем.
Повзрослевшее поколение писателей-иммигрантов из стран бывшего Варшавского блока все отчетливее добавляет в эту полифонию еще и восточноевропейские мотивы. Даже Россия нет-нет да и удостоится упоминания, а то и целого романа. В самой же России о швейцарской литературе знают немного и немногие.
Тем не менее в этом году именно Швейцария станет почетным гостем Московской международной ярмарки интеллектуальной литературы Non/Fiction, которая пройдет в ЦДХ с 27 ноября по 1 декабря. Воспользовавшись этим поводом, «Сноб» и фонд Pro Helvetia решили запустить совместный литературный проект «Швейцарское письмо/Русское прочтение» и попросили известных российских писателей и критиков прочитать и представить романы швейцарских авторов, которые скоро выйдут на русском.
Начиная с 7 октября и вплоть до старта Non/Fiction, мы будем еженедельно публиковать отрывки из этих книг, предваренные мыслями, впечатлениями и комментариями, которыми поделились Александр Терехов, Захар Прилепин, Михаил Шишкин, Андрей Геласимов, Марина Степнова, Алиса Ганиева, Николай Александров, Сергей Шаргунов и Павел Руднев. Одновременно с публикациями на www.snob.ru переводы этих «русских прочтений» появятся на сайте крупнейшей в Швейцарии газеты Le Temps, а на русскоязычном швейцарском портале «Наша Газета» откроется форум для их обсуждения. Желаем приятного чтения!
 
Новый автор романов о Джеймсе Бонде изменил отношение агента к женщинам
Новая книга об "агенте 007" Джеймсе Бонде, написанная знаменитым шотландским романистом Уильямом Бойдом, поступила в продажу в Великобритании. Роман получил название "Соло" (Solo), пишет издание ИТАР-ТАСС.
На состоявшейся презентации книги в Лондоне Бойд рассказал, что не уверен, что по новому роману снимут фильм, поскольку действие разворачивается в 1969 году. "Обычно события во всех фильмах о Бонде разворачиваются в настоящее время, - отметил он. - Возможно сюжет будет взять за основу и адаптирован на современный лад, но это уже будет другая история, поскольку потеряется атмосфера 1960-х годов".
"Если бы я выбирал актера, который сыграл бы моего Джеймса Бонда, то я остановился бы на Дэниеле Дэй-Льюисе, поскольку, по моему мнению, он очень похож на того самого "агента 007", которого изобразил Иэн Флеминг", - подчеркнул писатель.
"В новой книге события складываются таким образом, что Бонд отправляется на задание без уведомления и разрешения - и он полностью готов принять на себя возможные последствия своей смелости", - отметил Бойд и добавил, что новое путешествие "агента 007" развернется на трех континентах, включая Африку.
"Я не в восторге", - ответил Бойд на вопрос о выражении "девушки Бонда". По мнению автора, его герой хочет иметь серьезные отношения, а не просто секс. Вместе с тем, он добавил, что другие ожидания относительно пристрастий Бонда останутся неизменными, в частности привычки курить и выпивать, пишет издание РИА Новости.
Публикация новой книги приурочена к 60-летию выхода в свет первого романа Флеминга о Джеймсе Бонде "Казино "Рояль".
Иэн Флеминг, работавший в годы Второй мировой войны в британской разведке, написал 12 романов и два сборника рассказов о Джеймсе Бонде. На их основе был создан знаменитый цикл остросюжетных фильмов. После смерти Флеминга в 1964 году шестеро британских и американских писателей написали книги о приключениях "агента 007". Среди них были такие авторы как Кингсли Эмис, Кристофер Вуд, Джон Гарднер, Рэймонд Бенсон, Себастьян Фолкс, Джеффри Дивер.
 
Интервью с Эдуардом Лимоновым: «По телевизору объявили, что я убит около Останкино»
Писатель и защитник Дома Советов Эдуард Лимонов вспоминает октябрь 1993 года, по обыкновению обвиняя в провале народного восстания нерешительных и ищущих переговоров с властью политиков
— Как повлияли события 1993 года на жизнь страны, на вашу жизнь?
— Несомненно одно: 3 и 4 октября 1993 года залпами из танковых орудий была убита российская демократия. Пусть там не п***ят либералы, это совершенно точный факт. Прожила она всего ничего: с 1989 года по 1993-й и скончалась в юном возрасте. Это самое главное, что нужно знать всем об этой дате.
— Геннадий Зюганов говорит обратное: что он, не участвуя в событиях, вывел из-под удара коммунистическую партию, можно сказать, спас будущий парламентаризм.
— Зюганов для меня не авторитет. Он злой гений, который похоронил российское коммунистическое движение, к нему огромные счета у потомков будут. А потом он заинтересованное лицо — он все дни тогда подстрекал, подстрекал, а потом за два дня до штурма исчез. Он и меня подстрекал: «Эдуард, а почему вы не выступаете, выступите перед народом с балкона Дома Советов». — Я ему ответил: «А я совесть имею, вижу, чем это все закончится. Не могу людей звать, вот и не выступаю». Я тогда уже знал, к чему все это ведет.
— Было уже ощущение поражения?
— У меня есть некоторый дар предвидения. Я сегодня специально посмотрел свою книгу «Анатомия героя» о тех событиях. Там есть цитата из моего интервью того года: «Если проявим слабость, нам не встать. Наступит безраздельное господство диктаторского режима, и будут репрессии. Ночь ляжет на Россию надолго». Легла и не встает, уже 20 лет прошло.
— Вы поддерживали Александра Руцкого или Руслана Хасбулатова?
— Мне было нелегко с самого начала, я активно выступал против Руцкого. Его еще до событий сентября-октября 1993 года активно двигали в лидеры всей оппозиции. Через 20 лет мы видим почти то же самое — опять продвигают в лидеры бог знает кого. Я не поддерживал и Хасбулатова, потому что он был ставленником Бориса Ельцина на посту председателя Верховного Совета. За его кандидатуру переголосовывали семь раз, пока не избрали. Сергей Бабурин был его конкурентом. Потом Хасбулатов поссорился с Ельциным, и началось противостояние двух ветвей власти. Оно никак не было столкновением патриотов и коммунистов с либералами и Ельциным. Они выясняли, кто будет доминировать: ВС или исполнительная власть.
— Руцкой и Хасбулатов в последних интервью утверждают другое: что они противостояли приватизации и условной группе Гайдара — Чубайса.
— Это не соответствует действительности. Им хочется сейчас, чтобы выглядело так. Я не был в этих событиях главным действующим лицом, и даже второстепенным не был, я смотрю на события объективно и говорю как историк. Я тогда только вернулся в СССР и не видел ни у Руцкого, ни у Хасбулатова никаких взглядов: ни коммунистических, ни националистических, ни патриотических. Это была разборка двух ветвей власти. Постепенно народ превратил эту склоку в противостояние между либералами и патриотами, «красно-коричневыми», анархистами. Комсомольцы Малярова там бегали. Публика безалаберная, но честная.
— Но, несмотря на это, вы были защитником Дома Советов.
— Да, я вместе с журналистом Владом Шурыгиным был в первом десятке добровольцев, прибывших к Дому Советов. 21 сентября я услышал выступление Ельцина по ящику, собрал свой рюкзачок, положил туда бульонные кубики, шоколад, тетрадки, как бывалый солдат. Позвонил Шурыгину в редакцию газеты «День»: «Капитан, где собираемся? Надо идти в Белый дом». Оказалось, что они тоже собрались и выезжают на двух машинах. В Белый дом нас не пустили, мы отказались уходить и потребовали нас взять добровольцами; пришли два генерала и записали нас, распределили по подъездам. Мне достался подъезд № 1, который как раз выходит к реке, и пост № 1. Когда меня спросили, какое у меня звание, я сказал, что звания нет, но опыт есть, и перечислил. Они ужаснулись и сказали: «Тогда вы будете старшим». Мне дали в подчинение двух ментов и одного добровольца, хромого парня.
— Выдали оружие?
— Оружейная комната была недалеко от поста. Я говорю им: «Стволы-то давайте». Они говорят, мол, когда начнется, тогда выдадим. Я им: «Вы не успеете». Но там еще долго ничего не происходило. Хотя были времена, когда выдавали оружие по спискам. В основном пистолеты, 11 автоматов и несколько пулеметов, один из которых с*****ли баркашовцы. Они, кстати, там много на*****ли, а потом исчезли, до штурма.
— Куда исчезли баркашовцы, до сих пор толком никто не знает — они же вооруженные позировали перед телекамерами всему миру.
— А я вам расскажу, чуть позже. Все по порядку. Баркашов появился в Доме Советов 22 сентября — помню, видел его, когда ходил к Владиславу Ачалову, мы с ним были знакомы. Баркашов был в черном кожаном плаще, дремал в кресле у кабинета Ачалова. Его соратники охраняли комплекс помещений Ачалова, который можно было назвать штабом всего восстания или сопротивления. Там же были приднестровцы; главным телохранителем Ачалова был Миша, здоровый такой парень, я его знаю с войны в Приднестровье — были вместе под обстрелами.
— Что в это время происходило у депутатов?
— Депутаты голосовали. Отменяли постоянно каких-то министров. Снимаем такого-то, голосуем, голосуем... И так все время. Полный п****ц. Помню, сидел у Ачалова с военными, когда обнаружилось, что Ачалова выбрали на пост министра обороны. Все обрадовались и сказали: «Надо выпить!» Ачалов сказал: «Нельзя», и все завяли. Потом пришел решительный Альберт Макашов и сразу заявил, что так сидеть нельзя, надо действовать. «Раз вас назначили министром обороны, вам надо занимать свое место там, в министерстве», — обратился Макашов к Ачалову.
Тот согласился, и они начали звонить в министерство. Забавный разговор был: «Алло, это полковник такой-то? Это говорит генерал Ачалов, вы знаете, что у вас теперь новый министр?» Там отвечают: мол, да, слышали. — «Ну вот, он сейчас приедет».
Смешно, но никто не сказал, мол, не приезжайте, не надо — согласились. В штабе у Ачалова было много самообмана, постоянно говорили: к нам на помощь идет такая-то бригада, такая-то дивизия. Смотрим на часы: час прошел, другой-третий, а она все идет, идет, идет... Обещаний военными давалось много, особенно если выпьют. Потом протрезвеют, вспоминают жену с большой жопой, детишек сопливых и сраных и забывают об обещаниях. Какое там восстание!
— Когда в Министерство обороны поехал Станислав Терехов из Союза офицеров, там был убит милиционер. Сейчас его обвиняют в провокации, говорят, что это все привело к эскалации конфликта.
— Кто так говорит, выгораживает себя. Тогда никто не знал, что может принести успех. 27 сентября я ушел из Дома Советов. Я честно нес службу у себя на посту, несколько дней, но потом смотрю — ничего не происходит. Туча ментов на улице враждебных стоит, но они не наступают. И я решил забить на это дело, тем более что через несколько дней там было и без меня достаточно людей.
— Почему вы ушли?
— Это была забавная история. У меня было назначено две встречи в райкомах компартии по поводу помещений для только что созданного московского отделения НБП. Пришел я в Дзержинский райком на Алексеевской, помню, там сидит такой усталый старик, говорит: «Вы из Белого дома вышли ради меня?» — Я говорю: «Мы же договорились, я пришел». — А он мне: «Чудак-человек, ведь если победите — а все идет к тому, — все будет ваше, все возьмете».
Такие события, а я пришел комнатку с телефоном просить — вот такой вот я был и остаюсь. Потом мы с Шурыгиным пытались вернуться в Дом Советов, там было уже четыре оцепления вокруг здания, мы прошли три цепи, а на четвертой нас поставили к стенке — извлекли из люка, мы пробирались по канализации.
Но повезло, что нас узнали: Шурыгин был известен как военный корреспондент, а я писал тогда в популярной «Советской России» и «Известиях». Отпустили. Шурыгин говорит: «Дальше пойду один, ты тут замаскируйся пока».
Я так замаскировался, что до сих пор горжусь: вскрыл какой-то автомобиль (гнилой, старый) и спрятался. Мимо ходили менты, но никто не заметил, да и сам Шурыгин, когда вернулся, не нашел меня. Пройти дальше не удалось, и мы заночевали в подъезде жилого дома на газетах. Влад сказал, что спецназ все время в газеты заворачивается, мол, не холодно. Ни **я. Очень холодно. Короче, в ДС мы не попали, удалось это только 3 октября.
— Это когда брали мэрию?
— Да. Тогда мы вышли из метро «Октябрьская» вместе со всеми, было море людей — весь Крымский мост и дальше. Были попытки ментов нас остановить, один начал стрелять из пистолета, но был схвачен, его хотели скинуть с моста на дорогу, но тут же нашлись доброхоты, которые начали говорить: «Отпустите его, его будет судить трибунал». Повалили вперед, смяли всех, кого можно. Это прекрасная иллюстрация к тому, что когда идут сотни тысяч людей, их ничто не может остановить. Всюду по Садовому кольцу валялись каски, фуражки, дубинки, щиты, где-то была кровь... Мы снесли оцепления у Белого дома и захватили мэрию. Все это было с криками, вытащили из здания за шкирку заместителя мэра Москвы. Все старались его ударить, но и тут его спасли совестливые мужичонки с криками: «Его будет судить народ!»
— Кто участвовал в шествии и штурме мэрии? Политические активисты? Как тогда говорили, «красно-коричневые»?
— Какие политические активисты? Обычные москвичи, толпа рассерженных, в основном небогатых людей. Уже тогда было понятно, что есть люди, как говорится, well-to-do (зажиточные. — РП) и те, кому ничего не досталось в жизни. Вот они и составляли большинство восставших. Со здания гостиницы «Мир» открыли по нам огонь. Влад Шурыгин успел перебежать дорогу у Девятиновского переулка, а я с одним из отцов-основателей НБП Тарасом Рабко — нет. Залегли, дождались, когда выстрелы прекратились, перебежали дорогу. Нам навстречу уже тащат капитана Шурыгина, у него опалены брюки, а в ляжке ноги торчит хвостовое оперение гранаты со слезоточивым газом — она ему въ*****сь прямо в ляжку. Дальше с балкона выступил Руцкой с Хасбулатовым. Они перепугались, увидев столько народу и решили от нас избавиться, послали народ на Останкино.
— Почему вы считаете, что они испугались людей?
— Это мое мнение. Я уверен, что количество людей их испугало, они не знали, что с ними делать, где их размещать, а еще больше боялись, что придется их куда-то вести, возглавить их. И отправили захватывать «империю зла». Люди — кто своим ходом, кто на машинах, кто на автобусах — отправились в Останкино. И вот я подошел к моменту, о котором вы спрашивали: куда же исчезли баркашовцы.
— Да-да, я только хотел напомнить.
— У меня, когда садились в автобусы, было два варианта: сеть в автобус к ребятам из охранного агентства (туда сели Шурыгин и Рабко) или в автобус к РНЕ («Русское национальное единство», баркашовцы. — РП). Они, кстати, были очень хорошо вооружены и должны были ехать в Останкино. Я сел к Шурыгину. Автобус РНЕ уехал неизвестно куда — больше их никто никогда не видел. К Останкино эрэнешники не приехали. А мы приехали. Мы пересеклись с отрядом «Витязь» на проспекте Мира, но мы не знали, что это были они. Хорошо экипированные ребята на шести БТР. Они нас приветствовали и показывали знак «виктори». А дальше известно, что происходило: подожгли технический корпус Останкино, был открыт огонь.
— Выходит, что «Витязь» подъехал позже и Останкино можно было взять?
— Да. Судя по всему, «Витязь» выдвинули против нас, но сначала у них не было точного приказа. Да и было их мало, всего 83 бойца. Но люди, прибыв к Останкино, вместо того чтобы быстро вломиться внутрь, вступили в переговоры. Началась интеллигентщина, начали просить пустить в эфир. А надо было ломиться, менты внутри даже если бы начали стрелять, то были бы смяты. Кто-то бы погиб, но что сделаешь — народное восстание. Люди внутрь не вошли, остались на улице, но все равно погибли.
«Витязь» вмешался только часа через два. Сейчас эту историю подают неверно: говорят, что это было столкновение двух равновеликих вооруженных групп. На самом деле толпа восставших была безоружна. Только когда прибыл Макашов, у его соратников было то ли 11, то ли 15 автоматов — и все. Я подошел к нему и говорю: «Альберт Михайлович, дайте автомат». — А он мне ответил: «Эдуард, ваше дело поднимать интеллигенцию...» — Я рассмеялся: «Ее надо сначала создать, а потом поднимать». Больше оружия не было.
Помню, я стоял с Ильей Константиновым, председателем «Фронта национального спасения», на чьего сына Даниила сейчас повесили убийство. К нам подошел мужик на костылях и говорит: «Давай закурим за победу» — Я говорю: «Да победы никакой нет». — А он все равно: «Ну, такой день, давай». Я закурил, и тут сверху начали стрелять из пулемета, прямо по толпе. Я бы точно был мертв, но повезло. Охотящиеся за хорошим кадром фотографы, телеоператоры и журналисты просочились сквозь первые ряды людей, было много иностранцев, вот по ним прошлась пулеметная очередь. Стреляли с третьего этажа. 16 человек тогда журналистов погибли. Я-то знал, что нужно делать, — немедленно бросился на асфальт и начал отползать. Оказалось, что «Витязь» прошел по подземному ходу и установил на здании два пулемета, это они открыли огонь. Я отполз в итоге за трансформаторную будку. Лежу, вижу, по мне двигается красненькое пятнышко, сразу откатился в сторону, повезло. Видимо, они там кого-то вместо меня сняли. Потом работники телевидения, которые вышли со смены, расстроенные говорили нам: «Что же вы к нам не заслали человека, мы бы вам открыли запасные выходы, вы бы без проблем прошли...»
— Еще стреляли из БТРов.
— Это было после. Подъехали БТР и какой-то полковник или майор в мегафон призвал всех разойтись. «А если не разойдетесь, — говорит, — откроем огонь на поражение». Люди подумали, что он шутит. Но он не шутил. На головы людей посыпалась листва с деревьев — такое количество пуль летело. А народ не понимает, почему листья падают. Только потом забегали. Это была ужасная ночь, они покосили немало людей. Ужасная, но одновременно сюрреалистическая: кто-то продолжал играть на баяне и петь: «Осенний дееень». Кто-то поджег бензовоз между останкинскими корпусами на Королева: дым, пламя, и в этом пламени какой-то сумасшедший носится на велосипеде кругами. Выглядело это совершенно невероятно. Где-то в четыре утра появился Макашов с ребятами и говорит, почему-то обращаясь ко мне: «Эдуард, мы больше ничего не можем сделать, мы уходим: у них пулеметы, пушки, а у нас ничего». Он военный человек, он понимал ситуацию.
— Кстати, сейчас главные действующие лица октября 1993-го говорят, что штурм Останкино был ошибкой.
— Так говорить нельзя: никто тогда не знал, какой стратегии надо было придерживаться, какой тактики. Но, то, что нельзя было просто так сидеть, нельзя было дать себя окружить, это совершенно очевидно. Надо было доносить до людей, что происходит. Извините меня, «Эхо Москвы» рядом было. Нужно было пойти туда и захватить радиостанцию. Но они были абсолютно беспомощные. Вот пример: отключили телефоны в ДС, я им говорю: «Внизу журналисты, у них радиотелефоны, пойдемте, отберем у них». Они перепугались: «Ну это же журналисты, мы не можем». Я пошел один, пока ехал в лифте, подумал, что любой журналист даст свой телефон сам за право взять интервью у того же Ачалова. Так и вышло, я отловил журналиста из «Би-би-си». То же самое было, и когда отключили электричество: они никого не послали восстановить его подачу. Рохли. Хотя людей храбрых там было немало.
— Руцкой говорит, что сейчас, анализируя спустя годы ситуацию, он пришел к выводу, что ни одного шанса на победу тогда не было. Вы как считаете?
— Возможность была. Надо было только вести себя более решительно. Я уже говорил, что они совершили ошибку, когда дали себя окружить. Надо было распространять свою власть, ехать в военные части, уговаривать солдат, а не командиров по телефону, которые напились в эти дни, а многие уехали и спрятались. Надо было прийти к солдатам в части и сказать: «Смотрите, что делается! Богатые берут страну в свои руки, а вы сидите тут».
— Разве это было реально?
— В Доме Советов было достаточно офицеров, надо было их распределить по военным частям в Подмосковье. Все бы послушались. Менты, гаишники на улицах Москвы тогда прижимались к стенам, когда группы восставших мимо них проходили — боялись, что их угрохают. Мы тогда пытались достать оружие, заехали в какое-то отделение милиции, ввалились туда толпой, перепугали ментов, они заверещали: «Мы уже сдали оружие, у нас его забрали». Я сожалею, конечно, что у меня не было тогда никакой власти.
— Представим себе, что победил Верховный Совет. Но исходя из вашей логики, выходит, что все равно победил не народ, а ельцинский ставленник — Хасбулатов.
— Был бы буржуазный Верховный Совет у власти, но там была бы внушительная часть честных патриотов. Была бы демократия, и был бы взят под давлением победившего народа антилиберальный курс. Из этого был бы толк, это точно. Пути назад к советскому уже не было, был уже 1993 год. Был бы режим социалистического толка, скорее всего.
— Что было после штурма Останкино?
— Началась расправа. Расстрел Верховного Совета из танков, аресты. 4 октября мне позвонил Александр Проханов, сказал: «Эдик, уходи, готовится арест. Вся наша редакция уходит на дно». В городе было страшное зрелище: КПП, вооруженные люди проверяли прохожих. Мы добрались до площади трех вокзалов, я с Тарасом Рабко решил ехать в Тверь. У поезда заметили гражданских с автоматами. Это, я вам скажу, было самое неприятное. Когда видишь военного с оружием, знаешь, что он тебя без приказа не расстреляет. А когда штатского, это совсем другое, неприятное ощущение. Мы прыгнули под состав и сидели там до отправления, а потом влезли в поезд. Полмесяца я отсиживался под Тверью. По телевидению объявили, что я был убит около Останкино. А потом вдруг Ельцин разрешил участвовать в выборах ЛДПР и КПРФ Зюганова. «Фронту национального спасения» не разрешили, «Союзу офицеров» тоже, «Трудовой России» Анпилова тоже. Там был перечень организаций.
— Это похоже на сговор.
— Да это он и был. Мне известны его условия — рассказали те, кто сидел после событий октября 1993-го. Все должны были поддержать референдум по конституции в обмен на свободу. Все поддержали, даже Бабурин. Мое глубокое убеждение, что там среди них не было ни одного настоящего пассионарного лидера, который был бы способен пойти до конца и погибнуть. Ни один депутат даже ранен не был. Им повезло, что здание Верховного Совета оказалось очень крепким, и его не удалось обрушить. А они хотели.
— У Александра Коржакова в книге «Борис Ельцин: от рассвета до заката» написано, что они хотели сначала газом выкурить депутатов из здания. Эта идея очень понравилась Ельцину.
— Они потом это осуществили, в «Норд-Осте». Не пропала идея.
 
Отечество, предание, геройство
Умер Том Клэнси — писатель, изменивший беллетристику, Голливуд и видеоигры
В США на 67-м году жизни скончался Том Клэнси — автор остросюжетных шпионских бестселлеров, создатель «американского Джеймса Бонда» — сотрудника ЦРУ Джека Райана, который успешно перекочевал из книг в кино, — и самый успешный литератор в истории индустрии видеоигр. Клэнси умер в Балтиморе — где родился и он сам, и его главный персонаж.
Клэнси написал 17 бестселлеров из списка The New York Times, а славу ему принес уже первый из них, экранизированный вскоре после публикации, — «Охота за „Красным октябрем“» (1985) о побеге советской атомной подлодки к берегам США. Уже там появляется Райан, которого Клэнси называл впоследствии «улучшенной версией самого себя» — улучшенной потому, что слабое зрение не испортило ему госслужбу. Дальше были «Игры патриотов», «Кремлевский кардинал», «Прямая и явная угроза» и многие другие книги-блокбастеры.
Жанр, в котором работал писатель, прозвали технотриллером. Остросюжетный роман Клэнси, в отличие, например, от нуара, помещался не в бытовую, частную, а в историко-политическую перспективу. Шпионская интрига окружалась не подробностями личной жизни ее участников, а описаниями жизни политической — ведь надо было объяснить, за кем и почему приходилось шпионить. А лучшей атмосферы, чем «холодная война», американскому автору политического триллера было не найти.
Клэнси изображал мир, в котором Америка, будучи совершенно в своем праве и в полном преимуществе, как техническом, так и моральном, все равно постоянно подвергалась иностранной непонятной — и оттого еще более страшной — угрозе. Но героями Клэнси были спецслужбисты — те, для кого, в отличие от простых американцев, противостояние сверхдержав было не тревожным фоном существования, а ежедневной работой — и оттого простые парни казались скромными богами, удерживающими мир от сползания в хаос. Таким образом, шпионский роман скрещивался с историческим. За счет обилия политической специфики в тексте читатель Клэнси как бы становился очевидцем этих подковерных игр и незримого противостояния — а получая необходимую информацию, научался меньше бояться, канализируя страх перед неизвестным в тревогу за любимых персонажей.
В романах Клэнси подробно написано, как шпионить — они нагружены, если не перегружены, техническими подробностями. Схожие по насыщенности описания встречаются, пожалуй, лишь в научной фантастике, однако функция у них совсем другая. Фантасты, описывая придуманные ими космические организмы и механизмы, создают у читателя иллюзию правдоподобности — которой, конечно, и близко быть не может. Хороший фантаст описывает несуществующие машины так, что они в своих подробностях выглядят столь же реально, как уже доступные человеку сверхтехнологии. Клэнси же, напротив, писал про реальные возможности техники так подробно, что у читателя создавалось ощущение фантастического всемогущества спецслужб:
— Чтобы воспользоваться новой системой совершенствования снимков, Джек, нам нужна камера, которой произвели фотографирование.
— Я знаю. — Райан извлек фотоаппарат из кармана пиджака. — Это усовершенствованная дисковая камера «Кодак», по мнению сэра Базила, последнее слово в шпионской фотосъемке, плоская и делает снимки отличного качества. Ее, как он сказал, можно спрятать в кисете для табака.
— Откуда ты знал, что нам понадобится камера?
— Вы хотите сказать, когда Сомерс пользуется лазерами, для того чтобы...
— Райан! — рявкнул адмирал. — Что тебе известно об этом?
— Не волнуйтесь, сэр. Помните еще в феврале меня пригласили для обсуждения проблемы новых пусковых шахт для ракет СС 20 на китайской границе? Там присутствовал Сомерс, и вы попросили меня отвезти его в аэропорт. По дороге он принялся восторженно болтать об этом великом открытии, над которым будет работать на Западе, и не переставал говорить до самого порта Даллеса. Из того немногого, что я понял, Сомерс пропускает лазерные лучи через объектив фотоаппарата и получает математическую модель объектива. В результате он может взять экспонированный негатив, разложить изображение на первоначально поступающие в него световые лучи и затем с помощью компьютера прогнать изображение через теоретически смоделированный на нем же объектив для получения идеального снимка. Впрочем, не исключено, что я что нибудь и напутал. — По лицу Грира он видел, что все понял правильно. (Цитата из «Охоты за „Красным октябрем“» в переводе Игоря Почиталина).
Описание технических достижений опять-таки делало читателя инсайдером: он словно погружался в работу разведчиков, чувствуя, что ситуация под их контролем. Осведомленность автора в ТТХ, которые вводятся в текст романа, словно заклинания, должна была зачаровывать читателя, подспудно также трансформируя жанр — шпионско-политические триллеры становились еще и военными. Заметим в скобках, что от осмысленных описаний у Клэнси не так далеко до обесцеливания детализации у писателей вроде покойного автора трилогии «Миллениум» Стига Ларссона, который ничтоже сумняшеся пишет про свою Лисбет Саландер:
Легко догадаться, что ее интересовал самый лучший вариант: только что появившийся «Эппл пауэрбук Джи-4/1.0» в алюминиевом корпусе, с процессором «Пауэр ПК-7451» и «Алтивек вилосити инджин» на 960 мегабайт и жестким диском в 60 гигабайт. К нему прилагались гарнитура «Блю тус» и встроенный CD- и DVD-плеер. Этот ноутбук, первый в мире, имел семнадцатидюймовый экран с графикой NVIDIA и разрешение 1440 на 900 пикселей, которое потрясало сторонников «ПК» и превосходило все имеющееся на рынке. (Цитата из «Девушки с татуировкой дракона» в переводе Анны Савицкой).
Однако пока прием еще не выродился в консюмеристскую листоманию, он производил немалый эффект. По воспоминанию Клэнси, однажды министр военно-морских сил США Джон Леман спросил у него — кто же, черт возьми, слил ему секреты американской военной техники?! Никто, вынужден был разочаровать военного писатель: всю информацию он добыл сам в справочной и специализированной литературе, а также в разговорах со знатоками; посещая военные базы и Пентагон, общаясь с генералитетом, Клэнси подчеркивал, что не интересуется засекреченной информацией. Несомненно, все это требовало больше труда, чем нужно, чтобы описать «Эппл пауэрбук Джи-4/1.0»; Клэнси — писатель из той эпохи, когда журналистское трудолюбие еще считалось за писательскую добродетель.
Том Клэнси был патриотом, консерватором и республиканцем. Собственно, своей славой он был обязан верности линии партии: Рональд Рейган в 1984 году на всю страну рассказал, какая прекрасная книга эта «Охота за „Красным октябрем“» и как он не мог от нее оторваться. Глава государства и стал трамплином страхового агента Клэнси, с которого тот попал в авторы бестселлеров. Прозаик отплатил своему благодетелю, посвятив роман «Слово президента» (1996) «Рональду Уилсону Рейгану, 40-му президенту США, человеку, который выиграл войну». Еще не раз он посвятит свои книги политикам-консерваторам; и тем удивительнее всему миру было слышать слова убежденного республиканца, сказанные в оправдание ислама сразу после 11 сентября. Впрочем, одновременно он обрушился на своих либеральных оппонентов, которые своей критикой не давали жизни ЦРУ и таким образом, по мнению Клэнси, должны взять на себя часть вины за гибель людей.
Книги Клэнси — тоже патриотические; он смог создать миф об Америке, техническое могущество которой соответствует могуществу политическому. Плоть от плоти идеологии и главный герой Клэнси Джек Райан: бывший пехотинец и инвест-брокер, сотрудник Военно-морской академии, а затем и ЦРУ, финансово самостоятельный, с блестящим образованием и диссертацией, с женой — глазным хирургом и четырьмя детьми — и при этом еще и герой. Райан — воплощение романтического истеблишмента (истеблишмента, но романтического), республиканской героики. Персонаж-эмблема оказался настолько удачен, что обогнал своего создателя, примерно как Джеймс Бонд — Яна Флеминга, и получил известность, о какой настоящий разведчик не может и мечтать. Произошло это, в частности, благодаря кино — ЦРУшник оказался привлекательным для Голливуда; его доверяли сыграть Алеку Болдуину, Харрисону Форду и Бену Аффлеку — актерам, с одной стороны, уже известным, а с другой стороны — получившим окончательное одобрение американского истеблишмента, официальное разрешение представлять его на голубом экране. Предельно символично и то, что в кино Райан зажил отдельной жизнью — отдельной от Клэнси. Сейчас Кеннет Брана снимает новый фильм «Теория хаоса», не основанный ни на одном из романов писателя; голливудские сценаристы освоили героя Клэнси целиком, решив, что сами найдут ему правильное применение.
Напоследок скажем о самом необычном — и, возможно, самом известном — амплуа Тома Клэнси. История его взаимоотношений с игровой индустрией началась еще в1980-х годах. Первой игрой, с которой он был связан, оказался симулятор подводный лодки для Amiga, Commodore 64, Apple II и других популярных платформ того времени. Он носил название — естественно — «Охота за „Красным Октябрем“». Клэнси лицензировал эту игру всего через три года после издания романа. Забавно, что через три года после релиза игры состоялась премьера одноименного фильма, и в том же году в продажу поступила еще одна игра под тем же названием, спровоцированная уже кинолентой. В отличие, однако, от первой, она вышла на консолях и была не симулятором подводной лодки, а классическим сайд-скроллером.
Но по-настоящему глубокий вклад в историю компьютерных и видеоигр Клэнси внес во второй половине 1990-х. Первой игрой, в разработке которой он принял непосредственное участие, стал симулятор подводной лодки типа «Лос-Анджелес» Tom Clancy’s SSN, основанный на его одноименном романе. Над ней он работал вместе с программистом Дэвидом Аланом Смитом, чью игру The Colony Клэнси знал и любил, а также вместе со своим другом Дагом Литтлджонсом, бывшим командиром подводной лодки, который тридцать лет прослужил на флоте. Игра вышла в 1996 году, и тогда же Клэнси и Литтлджонс основали овеянную славой студию Red Storm Entertainment.
Несмотря на почти полное отсутствие опыта, сразу после разработки новая студия замахнулась аж на четыре проекта. Что примечательно, им почти удалось выполнить этот план — из четырех запланированных игр отменена была лишь одна. Две из трех выпущенных (Tom Clancy’s Politika и Dominant Species), правда, особой популярностью не пользовались, но зато третья стала хитом, который навсегда изменил ландшафт военных шутеров и принес Тому Клэнси и его команде и деньги, и вечную славу. Речь идет, конечно же, о вышедшей в 1998 году первой части Rainbow Six.
В отличие от большинства популярных шутеров того времени, Rainbow Six была стильной, умной, интересной, абсолютно безжалостной к игроку. Она требовала не только умения стрелять, но и хорошо развитого стратегического мышления. Сразу после ее выхода стало ясно, что именно этого и не хватало рынку тогдашних компьютерных игр, и Red Storm очень быстро выпустила первое дополнение с новыми миссиями, а всего через полтора года после релиза представила сиквел Tom Clancy’s Rainbow Six: Rogue Spear.
Успех игр Red Storm привлек внимание издательства Ubisoft, которое и выкупило студию и права на все ее серии в 2000 году. В последующие годы основанная Томом Клэнси компания, превратившаяся затем в Ubisoft Red Storm, запустила еще одну культовую серию, которая получила название Ghost Recon.
Однако, несмотря на то что под именем Тома Клэнси вышло более пятидесяти игр (помимо Ghost Recon и Rainbow Six под этим брендом выпускались HAWX, Endwar и серия Splinter Cell), прямого участия в разработке большинства из них писатель не принимал. Официально считалось, что он придумывает общую идею игры, а над ее реализацией (то есть над сюжетом, механикой и так далее) работают другие. Насколько он на самом деле участвовал в разработке более поздних игр, сказать невозможно, однако это не мешало Ubisoft подписывать его именем свои наиболее амбициозные проекты. В 2008 году компания окончательно закрепила за собой эту привилегию, выкупив у писателя право на использование его имени и фамилии в названии игр. В какую сумму издательству обошлось имя писателя, неизвестно до сих пор.
  

3 комментария:

  1. Нина Дмитриевна! Молодчина! Погуляла по блогу, порадовалась вашим ребятишкам: прекрасные отзывы пишут!

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо! Заглядывайте, мы всегда рады!

      Удалить
  2. Спасибо ребятам за интересные отзывы о книгах. И подборка книг замечательная.

    ОтветитьУдалить